Сторінки

субота, 18 серпня 2012 р.

Карта української мови 1914 та карта 1965 року мови російської


Дітям про малоросів

Любі діти! «Малороси – це добре», вчить нас Керівник Мао. Нажаль, справи не дозволяють мені написати повноцінну статтю – шкода часу, який для мене знов гроші. Тому я насмикаю цитат, а ви спробуєте це зрозуміти. Тема важлива – матчина мова.
Росіяни вважали нас за своїх, доки містечкові жиди-комісари з Харкова та Москви не взялися переконувати їх в існуванні українців. Тоді постала відома п’єса «Мина Мазайло» (1929 р.). Але ж, коли росіяни наївно та щиро вважали нас за братів, вони принаймні коректно вказували межі нашого народу. Це діалектологічна карта руського язика видання 1914 року. (див. у Вікіпедії – натурально, російській, «Диалектологические карты русского языка»

Вона підсумовує діяльність російських, а не російськомовних – це важливо, філологів. Карту складали шляхом анкетування місцевого сільського населення. Роботою керувала Московська діалектологічна комісія на чолі з академіком А. А. Шахматовим. Тепер, цитати:
Щодо Шахматова
Умер от истощения в Петрограде в августе 1920 года. Похоронен на Волковском кладбище.
После работ Шахматова любое исследование по истории древней Руси опирается на его выводы. Учёный заложил основы текстологии как науки.
Выводил восточнославянские языки от «общедревнерусского» языка, дезинтеграция которого, по его мнению, началась уже в VII ст, но была задержана интеграционными процессами, связанными с государственным единством в рамках Киевской Руси
По украинскому языку
Алексей Шахматов — один из авторов работы «Украинский народ в его прошлом и настоящем» (1916), принимал участие в написании декларации Петербургской АН «Про отмену ограничений малорусского печатного слова» (1905—1906), автор подробных рецензий на грамматики украинского языка А. Крымского и С. Смаль-Стоцкого, словарь украинского языка Б. Гринченко.
Алексей Александрович с интересом и сочувствием относился к развитию украинской литературы и украинского языка, но скептически высказывался по отношению к стремлению деятелей «украинского движения» к отделению малорусской народности от единого русского народа, по великорусским этнографическим представлениям того времени подразделявшегося на белорусов, великороссов и малороссов.
Где же та русская народность, о которой мы говорили выше и которую хотели признать естественною носительницей и представительницей государственных интересов? Признаем ли мы такою русскою народностью только великорусскую? Не будет ли это признание тяжким преступлением против государства, созданного и выношенного всем русским племенем в его совокупности? Решение объявить «инородцами» малорусов и белорусов не умалит ли самое значение русской народности в нашем государстве, вводя его в сравнительно тесные пределы Московского государства XVI—XVII вв.?
— А. Шахматов. О государственных задачах русского народа в связи с национальными задачами племен, населяющих Россию.
Шахматов, в отличие от других русских филологов — Соболевского, Флоринского, Ягича, Корша и др. видел причиной стремления части украинской интеллигенции к обособлению не идейные и политические аспекты, а реакцию на запретительные меры по отношению к украинскому языку.
Щодо мапи
Это событие явилось первым этапом в изучении русских диалектов. На этой карте были показаны территории распространения и отражено диалектное членение великорусского, малорусского и белорусского наречий русского языка (которые позднее стали считать тремя самостоятельными восточнославянскими языками — русским, украинским и белорусским). Территория распространения русского языка была разграничена на два крупных диалектных подразделения — наречия — северновеликорусское и южновеликорусское, которые в свою очередь были разделены на группы говоров, впервые было введено понятие среднерусских переходных говоров. При этом разделение языка на более мелкие единицы было произведено исключительно по лингвистическим принципам, не опираясь как ранее на совокупности этнографических отличий какой-либо области.
Наличие данных территориальных разновидностей было подтверждено дальнейшим изучением русского языка.
Яке ж місце на мапі відвели нам містечкові філологи, коли ласкаво визнали нас та братів-білорусів окремими народами? Хто і як фальсифікував карту 1914 року? Як постала карта 1965 року?
Составление новой диалектологической карты в 1965 году явилось вторым этапом в изучении русских диалектов и развитии русской диалектологии в целом. Этому предшествовали длительные масштабные исследования 1945—1965 гг., проведённые АН СССР, многими университетами и педагогическими институтами по специальной программе. Итоги изучения русских говоров методами лингвистической географии (созданием диалектологических атласов) отражены в книгах Р. И. Аванесова «Вопросы теории лингвистической географии», Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой «Русская диалектология», в которых дано описание произошедших изменений группировок говоров русского языка на диалектологической карте согласно новым данным распространения диалектных явлений, исключены из карты области вторичного заселения, произведено описание языковых единиц всех уровней. Детальное рассмотрение и уточнение новой группировки говоров приводится в работе К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой «Диалектное членение русского языка», изданной в 1970 году.
Что такое Аванесов Р.И.
Рубе́н Ива́нович Аване́сов (14 февраля 1902, Шуша Елизаветпольской губернии — 1 мая 1982, Москва)— советский языковед, основоположник хронологической школы, один из основателей московской фонологической школы, член-корреспондент АН СССР (1958), профессор МГУ (1937).
Жена Р. И. Аванесова — литературовед Лидия Моисеевна По́ляк.
Племянник — писатель Леонид Борисович Цыпкин.
Под редакцией Аванесова издавался «Словарь древнерусского языка XI—XIV вв.»
Це все одно, що росіянина поставити філологом азербайджанських говорів Карабаху.
Границы с белорусским и украинским языками
Западные и юго-западные территории на карте 1965 года совмещаются по границам России с Белоруссией и Украиной (кроме линии от Белоруссии до Стародуба и Трубчевска). При этом оговаривается неодинаковость отношений пограничных говоров. Наиболее сложен вопрос разделения русских и белорусских говоров из-за плавности переходов одних в другие. Ряд языковых явлений связывают ареалы русского и белорусского языков между собой (для одного из них они литературные, для другого — диалектные). Одни языковые явления, присущие белорусскому литературному языку, распространены значительно вглубь России (в, чередующееся с w в конце слога и слова и др.), другие размещаются на востоке Белоруссии и в приграничье на западе России. Это связано с обособлением при формировании местных говоров на территориях Полоцкого, Смоленского княжеств, а затем и Литовского государства, относительно говоров более восточных территорий.
Значительные территории на карте 1965 года отнесены или к белорусскому языку (или наречию по терминологии данной карты) в одних случаях (восточнее линии Велиж — Смоленск), или в других случаях как переходные от средневеликорусских к белорусским (к югу от Пскова и к востоку от Великих Лук) и от южновеликорусских к белорусским (к востоку по линии Вязьма — Ельня — Рославль). При изучении современных говоров данной территории и составлении карты 1965 года был сделан вывод о том, что одинаковые явления на смежных языковых территориях являются компонентами систем двух разных языков. Эти явления существуют в различных связях с другими диалектными явлениями в пределах своих языков. Территории, объединяющие русские и белорусские языковые черты, развиваются в национальных границах разных литературных языков, что имеет для них большое значение. Так, общее для говоров обоих языков, произношение глаголов [мы́йу], [пий] в белорусском устойчиво, а в русских говорах оно исчезает, сосуществуя с литературным произношением [мо́йу], [пей]. Исходя из этого граница на карте 1965 года проведена в основном по государственной границе, при этом подчёркивается, что фактическая граница не является настолько определённой (что показывает отнесение к белорусским говоров в районе Стародуба). В приграничных областях русского и украинского языков практически нет взаимопроникновения ареалов диалектных явлений, они чётко противопоставляются друг другу (кроме некоторых, таких как употребление сложных предлогов по-за, по-над в приграничной полосе русских говоров). Причиной этого могут быть нестабильность населения этих районов, частые миграции в период набегов степных кочевников, и позднее формирование основного населения носителями уже сложившихся русских и украинских говоров. На карте 1965 года малорусские говоры, переходные к южновеликорусским, занимают незначительную территорию. Более северное распространение украинских говоров объясняется отнесением районов с чересполосным расположением русских и украинских сёл к украинскому языку, даже если в них преобладали численно русские.
Отак нас продали. Лише дурний не бачить, як відбулася підміна понять, як радянське підміняли псевдо-російським. Геть усю гуманітарну «науку» радянської доби слід викинути на смітник – через її політичне призначення.
Російська наука померла, як і академік Шахматов – з голоду, а на її місце прийшла «наука радянська» - Аванесових-Ципкіних. Тож звідки зараз беруться «росіяни»… З Ципкіних та Аванесових. Росіяни – це ми. І ще трошки мешканців суміжних з нами областей Єрефії – див карту 1914 р. (южнорусское наречіе).

Немає коментарів:

Дописати коментар